- СТАТЬИ

Не все тайное станет явным со временем

Есть факты в истории человечества, которые до сих пор не принято предавать огласке.

Спорным до сих пор остается вопрос о том, было ли взаимодействие когда-либо между сионизмом и нацизмом.
Если сионисты с нацистами вступали когда-то во взаимодействие, то это стало бы одним из величайших уроков в истории человечества по мнению
литературного критика, публициста, литературоведа Вадима Кожинова.

Спорным до сих пор остается вопрос о том, было ли взаимодействие когда-либо между сионизмом и нацизмом.
Если сионисты с нацистами вступали когда-то во взаимодействие, то это стало бы одним из величайших уроков в истории человечества по мнению
литературного критика, публициста, литературоведа Вадима Кожинова.

Статья В.В. Кожинова «Германский фюрер и «царь иудейский»» дает представление читателю о страшной тайне двадцатого века.
Сущность тайны сводится по словам автора статьи к некоему единству Вейцмана и Гитлера, в соответствии с трактовкой этого вопроса со стороны Г. Меира
Кумир и идеолог евреев мирового уровня высказал предположение о взаимодействии сионистов и нацистов.

По словам В. Кожинова тема была недостаточно исследована и становится все актуальнее.
Миллионы жизней возможно стали жертвами этого взаимодействия.

Неоспоримо существование многочисленных фактов, подтверждающих упомянутую реальность.
Факты, которые предоставил читателям В. Кожинов для ознакомления являются свидетельствами независимых историков.

Историков проблематично упрекать в антисемитизме. Любое исследование темы сопрягается невольно с мощным давлением со стороны
сионистских пропагандистов.
Так, к примеру, в случае с историком сионизма Л. Дадиани.

В. Кожинов обращает внимание на одно важное обстоятельство при обсуждении спорных вопросов.
Речь идет не столько об экономической взаимопомощи Вейцмана и Гитлера, сколько об идеологически взаимовыгодном альянсе.
Парадоксально, но факт. Нацистское уничтожение евреев в результате работает исключительно на руку сионистам.
Приток евреев в Палестину, «воспитание» и «селекция» становятся поводом для оправдания актов сионизма в будущем.

Автор статьи не только счел перспективным обсуждение этого вопроса, но и выделил основные значимые события в cоответствующих исследованиях.

Статья «Несколько соображений о грядущем пути России» стала свидетельством того как В. Кожинов способен предугадывать важность исторической
ситуации.
Чутье учёного позволило сегодня обратиться к неизвестным историческим фактам, найти в литературе нечто недосказанное.

Литературовед называет предвидение одной из наиболее трудных и необходимых для повседневного решения задач.
Основным составляющим компонентом, ключом для развития способности предугадывать будущее является изучение истории и прошлого России.

В качестве примера автором статьи приводится Ф. Тютчевым. Его попытки в свое время ”открыть глаза” правителям России на
предстоящую Крымскую войну были безуспешными. В понимании было отказано только потому, что «все они не были знакомы с историческими фактами».

Кожиновский взгляд на взаимосвязь событий прошлого и современного мира сейчас аналогично теснейшей связи с историей
распространяют на сегодняшнюю литературу, когда авторы обращаются к художественным фактам ушедших времён.

Иначе говоря, если хочешь быть современным, не пренебрегай прошлым!

Эту систему литературного анализа со временем стали называть «кожиновским завещанием».
Как только пробудился интерес к личности и идеологии Гитлера у современного поколения, появилась необходимость воспользоваться методикой предвидения на основе фактов из исторического прошлого.
Об интересе к этой тематике свидетельствуют работы Мёлера, Бержье, Л. Павеля, Мелентьевой.

Историки, изучившие в подробностях крушение Третьего Рейха пишут о фашизме по-своему.
Юмористы изображают фашистов смешными. Военные, разумеется, имеют свою точку зрения на то, как правильно подать материал на эту тему в СМИ.
Часто можно встретить уголовно-историческую трактовку термина.
Все же смысл слова шире.

Если дословный перевод слова «фашизм» с итальянского «связка», «пучок», это не означает, что есть повод для ассоциаций с теми. кто не сошелся с вами во мнениях на литературном поприще.

Термин «фашист» имеет четкую и определенно стабильную партийную принадлежность.
Члены этой партии обладают внутренней самоатрибуцией. Их приход в партию осознан и принадлежность к ней не случайна.
Именно так принято рассматривать направление политической деятельности со стороны её приверженцев.
В любом другом случае расширение понятия требует серьёзной научной или хотя бы логически обоснованной базы,

Армин Мёллер считал, что по традиции идеологию фашизма связывают обычно с консерватизмом и правыми силами в политике.
В ответ возникает реакция со стороны консерваторов с острым желанием сместить акцент влево. Они настаивают иногда на «смещении» влево
терминов «фашизм» и «национал-социализм».

Вешать ярлыки нынче в моде.
Слова «Фашизм», «фашист», «фашистский» начали ассоциировать с различными лицами, организациями, ситуациями. Следствием этого
эти слова утрачивают теряют былое значение. Геотаркетинг распространения этого понятия значительно шире итальянской территории.

Автор статьи в своем исследовании расширил географические пределы и территориальные границы. В их число вошли Испания, Бельгия, Англия, Франция, Румыния, Скандинавия, Прибалтика.
В таком стиле создавали свои произведения писатели, стоявшие за политиками. В частности за французским политиком Жаком Дорио и
за румынским политиком Корнелиу Кодряну замечено сосредоточение пмсателей, создавших соответствующую литературу.
А. Мёлер заявил о существовании такого фашизма вкачестве феномена, который с 1919 года до 1945 насаждался в различных странах.
После ВОВ понятие «фашизм» приобретает несколько иной смысл. В связи с этим было введено и стало употребляться понятие «стиля».

Теоретик футуризма Филиппо Томмазо Маринетги, будучи не только рупором модного направления в искусстве, но и итальянского фашизма,
а также немецкий писатель, врач, общественный деятель Готфрид Бенн вносят личный вклад в разработку фашистского стиля.
Г. Бенну нравится в футуризме то, что тот отверг натурализм, буржуазный роман и вернулся к «творчеству и стилю».

Анализируя концепцию А. Мёлера, исследователь Н. Мелентьева предоставляет любопытную проекцию на историю русской мысли и русской культуры критериев, по которым немецкий учёный причисляет тех или иных личностей к носителям фашистского стиля.

Зачастую это деятели, которые и не подозревали о возможности отнесения их к этому лагерю:

«В начале ХХ века в России появляется целая череда носителей русского фашистского стиля. В первую очередь, это ”безумный барон” Унгерн-Штенрнберг, диктатор Монголии.
Неслучайно его фигура вызвала восхищение у европейских фашистов — ему посвящали книги, статьи и исследования Юлиус Эвола и Краутенхоф, Ольер Мордель и Жан Мабир и т. д.
Он ненавидел интеллигенцию и гуманизм лютой ненавистью. Повсюду, казалось, он ищет подвига и смерти, но при этом мысль его была погружена в тонкие мистические проблемы — поиск в Тибете подземной страны Аггарта, где пребывает, согласно монгольским легендам, сам Король Мира…».
Н. Меленьтьева приводит ещё одного носителя «фашистского стиля» — поэта Н. Гумилёва: («Холодность, внутреннее одиночество, совершенство пластической формы, предельная, экстремальная связь поступков и фраз, действий, формул и жестов, подчёркнутый эстетический и экзистенциальный вкус к героизму — всё это делает из Гумилёва классическую фигуру для анализа Мёлера.
Н. Гумилёв постоянно акцентирует «юность и смерть». Подчас в его лирике даже возникают итальянско-фашистские, римские образы. Сама гибель Гумилёва — это ясное и жёсткое исполнение фашистского завета: «Умирай вовремя!».
В революционном лагере, как считает учёная, также были носители фашистского стиля: «Фашистом, безусловно, был эсер Савинков.
Показательно, что очутившись в эмиграции, он как политик был некоторое время увлечён фашистскими идеями — в первую очередь из-за очевидного сходства темперамента и внутреннего экзистенциального типа».
Мы могли бы дополнить данный пример ещё одним, очень схожим. Главным героем в этом примере выступил бы Д. Мережковский, пришедший к фашизму к 40-м годам ХХ века.
Среди деятелей «пролетарского» искусства существовали по мнению исследователя представителям «фашистского стиля».

Источник публикации: «Современая русская литература».

дата публикации 9.05.2020